poluchileturol: (Default)
[personal profile] poluchileturol
Вы думаете, что в больнице главный – хирург, что делает тебе операцию, а не санитарка в реанимационном блоке? Или, например, на железной дороге главный – машинист, что возит в электричке сотни людей, а не кассирша на выходе со станции? Как бы не так. Порою мелкая сошка, типа санитарки или кассирши, пользуясь обстоятельствами, в силу хамства и тупости, мнит, что она царь и бог, и начинается российский беспредел, до боли знакомый и безнаказанный: санитарка измывается над беззащитной пожилой пациенткой, кассирша не дает бесплатный билет на выход пенсионеру, заставляя платить штраф…
        Я не собираюсь рассматривать тему «синдрома вахтера». Просто расскажу маленькую историю. Моей маме сделали операцию. В очень хорошей больнице. Управления делами президента. Мы нашли эту больницу в интернете, без всякой рекомендации. Сами выбрали хирурга, побеседовали с ним и по квоте легли на операцию. Слава Богу, в хирурге мы не ошиблись. Чистый и честный человек, хоть и не русский. (А, кстати, в самом известном сердечном центре – Бакулевском – чуть не половина хирургов армяне и грузины.) Так что мое предубеждение против нерусских слегка пошатнулось после знакомства с хирургом Закаряном Нарек Вардановичем. Дай Бог ему здоровья.
        Больница (в народе ее называют Волынской) тоже оказалась подарком судьбы. Когда мама в первый же день стала рассказывать, что лежит в палате для двоих, где есть холодильник, шкаф для одежды (т.е. у тебя не отбирают верхнюю одежду и ты можешь гулять), туалет, телевизор, кормят хорошо, чистота – я не верила своим ушам. Когда мама говорила про внимательных и доброжелательных врачей и персонал, я продолжала удивляться. И боялась, что сказка, как карета золушки после 12 часов, исчезнет.
        Ведь условия обслуживания в наших городских больницах известны всем. А кто не сталкивался живьем – почитайте отзывы. У меня волосы встали дыбом от того, как врачи и персонал безнаказанно посылают на тот свет пациентов в больнице № 81, а ведь именно туда направляли первоначально мою маму. И не только эта больница, а многие славятся заметным перевесом отрицательных отзывов над положительными. Последний больничный опыт моей мамы тоже был безрадостным: в больнице № 20 у нее «не заметили» на снимке четыре переломанных ребра, а в больнице № 50, забрав по скорой с панкреатитом, усугубили тяжесть общего состояния. На фоне этого Волынская больница казалась чем-то нереальным. Пока я не пришла туда и не убедилась воочию.
        Чему, собственно, дивиться? Если данная больница обслуживает сотрудников из УДП РФ. А также простых смертных с дорогостоящими медицинскими страховками. Можно только радоваться, что где-то в нашей стране есть коммунизм. И не только для избранных. Мы же туда попали. Наслышанная от знакомых про то, как в больнице надо давать деньги всем и каждому, иначе тебе не сделают ничего, я сильно волновалась, кому, когда и сколько. Но вскоре стало понятно, что в данной больнице эта схема неуместна. Здесь люди просто качественно выполняют свою работу, и врачи, и медперсонал, и организована эта работа эффективно и цивилизованно. Значит, все-таки можем и умеем, если захотим?
        Но в бочке меда, недаром народ заметил, бывает ложка дегтя. После операции мою маму перевели в неврологическое отделение ОНМК (для больных с нарушением мозгового кровообращения) для наблюдения в блоке интенсивной терапии. Говоря попросту, взяли под контроль в реанимацию. Мы узнали об этом постфактум, утром следующего дня. Доброжелательный, внимательный, приветливый молодой зав.отделением Литвинов Никита Игоревич успокоил нас, что таков обычный порядок и ничего страшного не произошло. Правда, были ночью эпизод спутанности сознания и проблемы с мочеиспусканием, но теперь все восстановилось, и маму готовят к переводу из реанимации обратно в отделение. Никита Игоревич очень доходчиво объяснил состояние маминого организма после операции, а на мой вопрос, не были ли проблемы с мочеиспусканием признаком микроинсульта, твердо ответил нет, просто одно на другое наложилось.
        Дождавшись маму, мы стали расспрашивать ее. Услышав про «спутанность сознания и потерю ориентации», она сильно удивилась. Самым страшным в ее рассказе была даже не операция, а ночь в реанимационном блоке. Ночную смену несли, насколько мне удалось установить, медсестры Екатерина Крохмаль, Елена Клювиткина и санитарка Рая Яцук. Молодые девчонки (одна после колледжа, другая после училища) вели себя по-хамски, грубо и цинично. Устранить возникшую проблему с мочеиспусканием не собирались. Маме пришлось самой их уговаривать поставить катетер. Причем поставлен он был плохо, всю ночь мама пролежала на мокрой простыне. А когда она обратилась за помощью к сестрам, прося заменить простыню или хотя бы дать тряпок, чтобы вытереться, ей резко и хамски отказали. Для предотвращения воспаления хирурги положили лед вокруг раны, именно он вызвал мучительные боли цистита. Но медсестрам также было на это наплевать, они открыто заявили это вслух. А маме буквально пришлось вымаливать у них обезболивающее. Измученная бессонной ночью, под утро она стала засыпать, но в 6 утра медсестры включили свет в реанимационном блоке (вместе с мамой там лежали еще 4 человека) и врубили на полную мощь телевизор. В ответ на мамину просьбу сделать потише, одна из сестер стала громко подпевать актеру с экрана.
        Кому-то эта история покажется «нормальной» – во множестве российских, да и московских больниц, цинизм и безнаказанность младшего персонала обычные будни. Но как же высокий ранг Волынской больницы? На мой взгляд, сотрудники данного учреждения дорожат своим местом и мотивированы на высокие результаты работы. Я имела возможность убедиться в этом. Однако, похоже, и в это стадо попали паршивые овцы. Причем, овцы с волчьими зубами. Когда, поизмывавшись над мамой, медсестры поняли, что зашли слишком далеко, одна из них заставила маму подносить руку к носу. Тогда была придумана легенда про «эпизоды спутанности сознания и потерю ориентации». Свидетельствую, что рассказ моей мамы абсолютно связный, ее состояние адекватно, память о том, кто она и где, она не теряла, и у меня есть все основания доверять ей. Вот и хитрые выпускницы, вспомнив о том, что существуют отзывы пациентов и их хулиганство станет известно, решили выставить маму «дурочкой», дабы поверили им, а не ей. Утром пришел на работу ничего не знавший зав.отделением, прочел их отчет и начал транслировать его нам. Ловко? Свидетелей нет. В блок реанимации не пускают не только родственников – о том, что в нем творится, не знают даже сестры самого неврологического отделения, работающие за стеной.
        Наутро, рассказывает мама, пришла другая смена медсестер, и все они были добрые и ласковые. Находясь несколько часов в отделении ОНМК, ожидая выписки из него моей мамы, я сама сильно удивилась, когда услышала добрые слова и ласковое обращение медперсонала с пожилыми пациентами. Корректно и доброжелательно обращались и с нами. Одним словом, Волынская больница ориентирована на клиента. Потому совершенной дикостью является поведение вышеозначенных девиц. Хочется пожелать им либо опомниться, либо уйти из медицины. Тем, кто не любит людей, в медицине не место.
23 января 2016 года
Page generated Sep. 23rd, 2017 03:39 am
Powered by Dreamwidth Studios