Фуфло

May. 25th, 2017 09:11 pm
poluchileturol: (Default)
Никогда не была в соцсетях – не вижу смысла. И тут пришлось зарегистрироваться на Фейсбук, чтобы читать новости, касаемо хреновации, и вообще быть в курсе. Пользы от сего приобретения ноль. Вред ощутим и бесит – времени уходит уйма, а результата ноль. Постоянно мельтешат какие-то фотки навязываемых мне друзей. Инфа от тех, на кого я подписалась, куда-то пропадает. В ЖЖ хоть можно было прокрутить всю ленту и прочитать даже за предыдущие дни, здесь такое ощущение, что меня принуждают глядеть в гаджет сиюминутно (чтобы чего доброго не пропустить чью-то запись, ведь потом она куда-то бесследно пропадет!).
        А если у меня нет гаджета, потому что нет паталогической потребности читать каждый чих каждого пользователя? Если мне безразлично, что кто-то включил кого-то в друзья? Если мне наплевать, как кто-то незнакомый прокомментировал какую-то фотку того, кого я включила в друзья? Да и «дружба» эта мне нужна постольку, поскольку важна информация по определенной теме… Ну нет у меня любопытства лезть в чужую жизнь и смотреть на чьи-то фейсы. Не было и нет желания к кому-то подмасливаться с комментами, чтобы он меня заметил и отметил (если человек делает вывод о существовании другого только на основании имитации бурной деятельности того в Фейсбуке – мне жалко этого человека). Складывается впечатление, что все эти навязываемые модели «дружбы» и кругов друзей – это просто удовлетворение самолюбия и детские игры в свое царство, где я царь. Смешно. Мне не нужно виртуальное пространство, я живу на земле, в реальном времени, мне достаточно воздуха, неба, деревьев вокруг, мне достаточно дел внутри своего личного пространства и внутри своего дома. Мне нужен внутренний простор для того, чтобы чувствовать, анализировать, мыслить, творить. А мне пытаются засорить этот простор…
        И потом: зачем это искусственное общение, точнее, суррогат общения?
        В общем, Ежик пыхтит.
25.05.2017
poluchileturol: (Default)
Третий день дул оголтелый пронзительный ветер. Ежик дважды выбегал из дома закрывать калитку – порывы были такой силы, что сворачивало деревянную щеколду. Как еще плетень держится! – подумал Ежик с ужасом. Кругом валялись ветки, сучья и сучки, а почерневшие прошлогодние сухие листья поднимались в воздухе столбом, закручиваясь, словно ураганный вихрь. Земля за эти дни совсем оголилась, и Ежик выносил на ночь одеяло укрывать ее, чтоб не замерзала. К вечеру снесло угловой кусок дерна с крыши ежикиного дома, а стоявший рядом тополь так гнулся и шатался, размахивая ветвями, что Ежик испугался, как бы дерево не упало на его дом. Что же это такое посреди весны? – подумал Ежик, – норд-ост или с запада дует? Он направился, подняв до ушей воротник, к дому Совы посмотреть на флюгер. Рискуя по дороге то и дело быть сбитым с ног или взлететь в воздух при очередном порыве ветра. Жалкий флюгер бешено крутился во все стороны. Ежик решил расспросить старую Сову, предвещавшую прошлым летом «природные катаклизмы», но на двери висела табличка «Погода не лётная, просьба не беспокоить». На обратном пути Ежику встретился Медвежонок. «Как ты думаешь, – спросил Ежик друга, – может быть, это ветер перемен?» Еще бы, – ответил Медвежонок, застегивая пуговицы на безрукавке, – того гляди снег пойдет! Я вот безрукавку достал, а то, чего доброго, поясницу продует.
Ежик вернулся к себе, закрыл ставни, чтобы тополиные ветви не разбили окно, затопил печку и сел, укутав ноги пледом, смотреть на огонь, пытаясь услышать, о чем завывает ветер в печной трубе…
30 марта 2015 г.
poluchileturol: (Default)
Ежик шел по дороге и думал: а все-таки хорошо, что есть весна, я как-то забыл про нее за эту зиму. Небо стало большое, голубое и чистое. Солнце ласково серебрило стволы тополей. Ежику встретилась пожилая косуля в красной шляпке, а потом молодой суслик с какой-то невообразимо огненной шевелюрой. Ледяная грязная корка вокруг куда-то исчезла, и обнажилась земля с распластанной, как свалявшиеся волосы, примятой травой. Травинки, где их пригревало солнце, оживали и расправлялись. Утром Ежика будили синички, он резал для них сало на кусочки, а синички устраивали в ответ концерт.
Дорога шла теперь вдоль оврага. Ежик приблизился к краю и заглянул вниз: в хмурой глубине еще лежал рыхлый, местами грязный снег. На Ежика повеяло холодом. Не все может так быстро меняться, – подумал он, – но все-таки в основе жизни движение к свету, мир и теплота…
У поворота к пруду Ежика оглушили воробьи, ликовавшие наперебой в лучах солнечного света. Мамаша-хориха хлопотала у коляски: она никак не могла собрать своих юрких, разбегающихся во все стороны хорят. От всего этого весеннего оживления Ежик в душе заулыбался. Вся природа, доверчиво открывшись навстречу новому, лежала в неге, как бывает в те короткие минуты, когда уже не спишь, но еще есть время не вставать…
14 марта 2015 г.
poluchileturol: (Default)
Начало темы см. http://poluchileturol.livejournal.com/7699.html
Участие в предвыборной кампании 2013 года в качестве наблюдателя помогло мне вскрыть одну иллюзию насчет самой себя. Предыстория. Судьба моя сложилась так, что на протяжении десяти лет мне пришлось, Божией милостью, писать книги о православии для очень широкой аудитории невоцерковленных людей. Я всегда трепетно относилась к своему адресату. Быть может, потому, что рано получила опыт общения на темы веры и Церкви с людьми не религиозными. И знаю, что научить кого-то чему-то не в моих силах. В моих – поделиться красотой и глубиной православия. Сделать это тактично и адекватно можно тогда, когда ты любишь своего адресата. Не считаешь его ниже себя и не превозносишься над ним, «просвещая» его. Ведь просвещает только Господь.
         Зная об опасности превозношения, я всегда старалась помнить, что среди светских людей тоже есть много хороших. Однако, попав в среду сторонников Навального, я испытала искренне удивление: столько чистых, порядочных и нравственных людей и никто не православный?! Вот тогда я и задумалась: а почему я, собственно, удивляюсь? Разве я так не считала? Следующая мысль была такой. Значит, идея «избранничества», имеющая основу в православии, как-то незаметно трансформировалась не туда в моей психологии. И мнение о том, что я, церковный человек, ни над кем не превозношусь, частично иллюзия…

О псевдосмирении
Почему я вспомнила о своем грустном открытии сейчас? Потому что продолжаю размышлять над механизмами воздействия политической (да и всякой) пропаганды в церковной среде. И вот что предполагаю. Идея врага хорошо ложится на психологию избранничества, если в последней отсутствует подлинное смирение. Сначала с амвона внушается одно из общих мест христианства: весь мир (языческий) во тьме, истина у нас, мы, православные, должны светить миру. Все верно.
        Но как легко отсюда, возгордясь, пойти «просвещать» других (нецерковных) или, исполнившись «праведного гнева», начать активно бороться со злом в мире – но только не в себе, а опять же в этих других! Вот откуда постоянные выпады с амвона против оппозиционеров, пуси райт, абортов, голубых, ювенальной юстиции, суррогатных матерей и т.д. Эти враги нужны для того, чтобы массе церковных людей (многие из которых несчастны и с серьезными проблемами) искусственно ощутить собственное превосходство. Мол, мы-то тут правильные, знаем, где добро, а где зло, так поможем нашим ближним!
        А почему так нужно это превосходство? Во-первых, православие по большому счету очень трудная религия. Если ты идешь в нужном направлении, то есть путем покаяния, то кроме собственных грехов, одного за другим, ты мало что будешь видеть. Конечно, будет и благодать от Бога, если научишься по-настоящему Ему молиться. Но за всем этим много пота и слез, самодисциплины и труда, ошибок и падений… Многие это выдержат? А еще если у них попутно куча проблем в семье, со здоровьем, в личной жизни, с деньгами и т.д. Так вот, предполагаю, чтобы слабые люди не надорвались или не покинули Церковь, им нужно предоставлять какую-то «разрядку». И, боюсь, что ощущение превосходства над всевозможными «врагами» такого рода бонус.
        Вторая причина более мелкая. Одну мою церковную знакомую методически заедает дома церковная же мать, другую – дюже церковная свекровь, добавил и православный отец, что поступил с дочерью, как в сказке про золушку… Если человека постоянно гнобить и унижать, он не сможет терпеть это до бесконечности: оскорбленное чувство собственного достоинства потребует компенсации. А как его ощутить, если сам-то ты грешен? Только в превосходстве над кем-то. И если над своими же православными возноситься совесть не позволяет (хотя, увы, знаю обратные случаи), то над заблудшими неверными и язычниками чуть ли не Сам Бог велел… Особенно если «мальчик для битья» назван с церковного амвона.
        Мне кажется, что частично поддерживает всю эту «православную активность» еще и тщеславие: какой я крутой, какое я полезное дело делаю! Развесил на машине баннеры «абортам нет», проехался по городу – и герой! Это, так сказать, игры для маленьких. Для взрослых игры посерьезнее: битвы с «пятой колонной» и «предателями», например. Серьезно ты в теме или нет – неважно: главное поупражняться в словесной перепалке и поумничать. А еще – ощутить, что ты прав. Не задумываясь, а правда это или самообман. Для кого-то из православных современников эта правота оказывается дороже правдивости. Особенно, если она «спущена сверху», так сказать, генеральной линией Церкви. Жаль, что при этом забывается одна из заповедей «блаженны алчущие и жаждущие правды…»

О страхе
Есть такая пословица: у страха глаза велики. Если методично нагонять страх, он парализует. Каждый будет сидеть в своем доме и бояться выйти на улицу и познакомиться с соседом, потому что «кругом враги». В результате вполне мирные люди будут разъединены. Кому это выгодно? Слабой власти.
        Но я хотела сказать совсем о другом страхе. Например, о страхе оказаться не как все (допустим, мыслить в отношении социально-политическом не так, как диктуется «генеральной линией» Церкви). Ты же окажешься белой вороной. Рискуешь потерять знакомых и друзей. Приведу пример не про политику, а про творчество. Одна моя церковная знакомая после просмотра спектакля приходской студии на общем обсуждении предпочла дипломатично уйти от ответа на вопрос: какие замечания? А когда я попыталась высказать замечания – меня обвинили в агрессии… Да, для некоторых православие превратилось в клуб по интересам с чаепитием в кругу «добрых друзей» и миловидными беседами о «разумном, добром, вечном». Но говорить этим друзьям правду необязательно, а лучше вообще ее не замечать – а то вдруг окажешься в одиночестве. А одиночества православные современники сильно боятся – думаю, многие в Церковь пришли, спасаясь от одиночества. И найдя людей близких по душе, держатся за свою тусовку, предпочитая порой молча терпеть несправедливость и обиды от своих же… Этой игрой в псевдосмирение одиночество, между прочим, не изживается, а усугубляется.
        На мой взгляд, православному верующему вообще странно бояться одиночества. С одной стороны, ты не один – с тобой Бог и ангел-хранитель. С другой, подлинный духовный путь – всегда путь одиночки, такова природа религиозного опыта…

О легкомыслии
Размышляя и печалясь о том, какие плоды пожинает политическая пропаганда в церковной среде, я пришла к горьким мыслям. Если продолжать не думать, не знать, не видеть, не относиться всерьез и при этом всегда считать себя правым, в Церкви начнет расцветать пышным цветом самое натуральное мракобесие. Гнуснейший стереотип о Церкви. Мне казалось, что это явление осталось в средневековье. Увы, если так дело пойдет дальше – грядет новое средневековье. И начинаешь понимать, как совсем не злые люди писали в годы репрессий на своих же знакомых доносы, искренне веруя, что борются с врагами народа… И начинаешь понимать, как молился Христос: «…Прости им, ибо не ведают, что творят». Провластная пропаганда внушает населению, что мы ничего не можем сделать и что от нас ничего не зависит. Зависит! От нашей честности с собой и окружающими как раз все и зависит.
        Боже, буди милостив мне грешному!

С 12 на 13 марта 2015 г.
poluchileturol: (Default)
Последние дни ветер так разыгрался, что в лесу осыпалось много веток, веточек и даже целых сучьев. Ежик пришел домой, когда уже совсем стемнело. «Надо же, когда я выходил было совсем светло», – с грустью подумал Ежик о том, как стремительно убывают дни. Но ему даже не хотелось снега. И ни о чем не мечталось. Он скорее развел огонь (дровишки у него были сейчас хорошие – разгорались сразу) и сел перед печкой. «А все-таки хорошо, что у меня есть дом и в нем тепло», – думал Ежик, прислушиваясь к подвыванию ветра за окном. Он вспомнил, как недавно Медвежонок к его, Ежикину дню рождения сочинил смешные стихи: «Каждый Ежик мечтает о мировой справедливости, борется за нее, растопырив хрупкие иглы…» «А все-таки приятно, когда у тебя есть друзья», – зажмурился в улыбке Ежик. Больше его никто не поздравил. Конечно, Ежик теперь был один – он решил отдохнуть от общественного дела, которому отдал столько сил и лет. В этом веселом творческом деле участвовала чуть не половина лесных знакомых, Ежик вспомнил, как год назад он принес в свой день рожденья белкам, совам, лисам и лосям торт и они сидели вместе на поляне. Теперь звери забыли о нем. «Что ж, так всегда бывает, – размышлял Ежик, – когда ты что-то делаешь – ты нужен, а когда отошел от дел – тебя будто и нет… Зато у меня есть Медвежонок!»
         «А вы, белки и волки, скажите, право, по совести, и вы, рогатые лоси: ведь вы так вряд ли смогли бы! – читал Ежик дальше стих Медвежонка. – У каждого робкого Ежика в груди бьется сердце огромное!» Ох, а что с того, что оно бьется, стал думать Ежик. И сердце защемило от тоски, ведь где-то в глубокой яме уже больше года сидят пушистые зайцы, изящные ласки и неосторожные еноты, которые пришли вместе с другими зверями на поляну возле болота на собрание во имя справедливости, а потом на них напали какие-то очумелые медведи… Чем может помочь им Ежик? Только ходить к страшной яме и носить им грибы, ягоды, желуди.
         «Вот я живу, – думал Ежик. – А ведь скоро и умру. Что я скажу Небу и звездам?» Ветер как-то затих, видимо, решил подслушать Ежикины думы. В печке мерцал огонь, мирно потрескивали дрова. Ежик радовался, что над входом в его дом до сих пор висит, краснея, круг с важным именем, и ни один волк, ни одна сорока его не сорвали. Недаром Ежик старался, раздобыл приставную лесенку и забирался на нее, чтобы повесить круг высоко-высоко! Этой осенью, после того как опали последние листья и лес уныло оголился, Ежик все чаще вспоминал лето: тогда он познакомился с удивительными зверями! Старательным и добродушным бобром, умным и благородным оленем, длинноногим ученым аистом, обаятельной белкой. Оказалось, что они тоже живут в лесу, но почему-то никогда не встречались Ежику. А может, он просто не узнавал их? Почему мы находим друг друга, только когда надо за что-то бороться? – думалось Ежику. – Вот ведь Медвежонок, он просто так встретился мне давным-давно. Где сейчас олень, белка, бобер? Наверное, тоже сидят по домам, норам, дуплам, берегут тепло, готовят запасы на зиму… Ветер застучал еловыми ветками в окно, и Ежик от неожиданности вздрогнул. Хорошо, что у меня крыша не протекает, и что прекратились дожди, продолжал он. Но все равно было отчего-то грустно. Конечно, можно было бы собраться к Медвежонку попить чая с можжевеловым вареньем. Но выходить в такую темень как-то не хотелось. Ветер опять стих. Небо разъяснило, и выкатилась большая яркая луна. Ежик плотнее задвинул зеленые шторы, достал бумагу, краски и стал рисовать.
poluchileturol: (Default)
Прочитала о законопроекте по реформе Российской Академии Наук (суть коротко и внятно здесь http://navalny.livejournal.com/860094.html ). Пока народ проклинает дожди, уныло ездит на работу и после очередных выборов продолжает считать, что «политика дело сложное и разобраться в ней невозможно», Госдума по указке Путина втихую готовится совершить сокрушительный удар по отечественной науке. Вредоносность этого закона настолько вопиюща, что российские ученые вынуждены отчаянно выходить на улицу на митинг. Но большинство окружающих меня людей по-прежнему считает, что «политика дело сложное и разобраться в ней невозможно». А в православной среде некоторые авторитеты еще и защищают путинскую власть, внушая наивной пастве, что Россия непобедима. Хотя сами прекрасно знают о реальном состоянии дел: авиация и оборонка развалены, армию разрушают. Теперь еще и науку уничтожат. Так с чем победим? Но попробуй заговорить с друзьями об этом, услышишь ответ: «Политика дело темное, все равно не разберешься». А главное – сохранить свой покой, пусть там политики между собой воюют, у них так все коррумпировано, что нам-то, простым смертным, бессмысленно выступать, нам бы свой покой сохранить, красный диван в уютной квартире, денежную работу, чтобы кормить детей, а если таковых нет, так чтобы самим регулярно в Турцию да Европу кататься на вполне себе заслуженный отпуск… Дорогие мои! Доколе же мы будем близоруки?! Неужели не понятно, что мой маленький комфорт не берется сам из себя и зависит от благосостояния страны? И если Россию окончательно угробят с вашего молчаливого согласия, то не будет у вас ни красного дивана с котиком, ни хорошей работы, ни покоя в душе?
        И нужно-то не лезть на баррикады, ломать голову над томами законов и циркуляров или глубокомысленно решать, кто за кем стоит, а всего лишь ОЧНУТЬСЯ, сказать, что черное – это черное, а белое – белое и перестать обманывать самих себя.
Page generated Sep. 23rd, 2017 03:52 am
Powered by Dreamwidth Studios