poluchileturol: (Default)
Писать об этом трудно. Быть может, потребуется несколько постов, чтобы высказаться полностью. Одно дело – осознать, что ты жил в иллюзиях, другое – разобраться, откуда они, – для этого нужно осмыслить несколько лет жизни, а то и десятилетие. Ну что ж, все на свете имеет конец. Раз пришел конец иллюзиям, значит, пора взрослеть. А взросление – процесс болезненный…

Много званных, но мало избранных
Мои родные не религиозные люди. Я воцерковлялась вопреки и знаю цену своим убеждениям. Пусть я не имела живого примера православного семейного уклада, зато сразу получила прививку от лицемерия. Имея постоянных оппонентов Церкви рядом с собой, а не где-то (абстрактно) в миру, я приучилась прежде всего быть честной перед собой, предельно внимательной к своей вере и поведению. А также быстро осознала всю полноту ответственности православного человека: ведь если в повседневных разговорах содержалась критика в адрес Церкви, мне приходилось отвечать за Церковь лично и самой искать ответы на острые вопросы.
         Что я слышала чаще всего? Что «в Церкви все – дураки», «не думают своей головой, а что батюшка сказал, то и выполняют», что Церковь отстала и консервативна… Мой опыт говорил об обратном. На моем жизненном пути встречались лучшие представители православия – люди эрудированные, думающие, современные, а главное – самоотверженно служащие Богу и имеющие смирения и любви гораздо больше, чем я. Я искренне восхищалась их повседневным подвигом и уважала их, стараясь брать с них пример. Поэтому тезисы об отсталости и глупости православных казались мне отжившими стереотипами, особенно на пороге 21 века…
         Конечно, я не была слепым идеалистом. Где бы ты ни находился (в какой организации, коллективе, партии, конфессии ни состоял) – всё зависит от людей. И Православная Церковь не исключение. Потому в церковной среде есть православные и «православные». Негативные примеры не служат опровержением истинности православия. А лишь свидетельствуют о людской слабости и лицемерии (казаться ведь проще, чем быть). Для меня негативные церковные примеры всегда большая печаль. Они дают повод оппонентам Церкви лишний раз выступить против нее. Поэтому ошибки церковных людей я принимаю очень близко к сердцу. Каждый такой случай не просто личная беда человека – поступая не по-христиански, он бросает тень на всю Церковь…
         Если смотреть глубже, я понимаю, что православное христианство – это среди религий аристократия духа. Но аристократов всегда единицы, а большинство… Вот откуда на протяжении всей церковной истории и по сей день такие явления, как профанация веры (упрощение целого до частного), обрядоверие, податливость сектантству и язычеству. Идти тесным путем сложно, да. Но в этом и смысл жизни, и «избранность» – раз Господь дал тебе веру и поставил на путь самосовершенствования. Главное – поступать последовательно и оставаться честным с самим собой.
        Вот так я верила годами. И считала, что ту же веру исповедуют мои церковные знакомые. С недавних пор я обнаружила, что жила в иллюзии…

Как все началось
А началось все с политики. Казалось бы, тема, не имеющая отношения к религии. Ан нет. На протяжении последних полутора лет простейшие разговоры на тему политики, как ни странно, потрясающе проявили образ веры многих моих знакомых. И я с ужасом увидела, что тезисы о «глупости», «слабости» и «невежестве» православных вовсе не стереотипы…
         Начну с себя. Будучи рядовым жителем, многие годы я слушала (хоть и с недоверием) радио и телевизор и оставалась политически пассивной. Чтобы разбираться в политике, необходимо постоянно следить за происходящим, анализировать его, искать информацию из достоверных и объективных источников. У меня не было для этого времени: занятость на двух работах плюс танцы, театр и участие в других молодежных приходских мероприятиях… Была и вторая причина аполитичности: я остро реагирую на социальную несправедливость и жутко огорчаюсь, узнавая, что зло опять победило добро. Уход от политики – способ психологической самозащиты…
         Оппонентам Церкви, которые говорили мне, что православные – эгоисты, которые думают только о себе, а Церковь служит власти, я отвечала, что в Церкви служат Христу, политические взгляды отдельных священников это их личное дело и, наконец, работать над самим собой гораздо эффективнее, чем пытаться улучшить политическую систему в стране… Однако жить в полной изоляции от происходящего невозможно. Да я никогда и не ставила себе такой цели. Фальсификация на президентских выборах, митинги оппозиции, Болотная, «дело» Навального – эти события уже не прошли мимо меня. Лицемерие властей (расхождение слов с делами) стало слишком наглым, а лицемерие в церковной среде (начиная с нашего собственного прихода) слишком открытым. Я начала с себя – попыталась преодолеть узость мышления, больше читать, вникать в современность, сняла барьеры самозащиты, берегущие личный покой…
        В Библии недаром сказано: в многом знании много печали. Коснувшись политики, я пережила шок и чуть не впала в отчаяние. Однако появилась трезвость понимания того, где я живу. Увы, не в церкви, а в Москве и в России. Груз знания стал психологически тяжелым. Но это же знание позволило понимать, о чем на самом деле говорят священники на проповедях, когда касаются политики. Иллюзия про то, что Церковь вне политики, начала рассеиваться.
        Приведу маленький и на первый взгляд незначительный пример. Однажды на встрече приходского молодежного клуба присутствовали не одни девушки, а пришли несколько парней. По традиции руководительница клуба провела процедуру знакомства, попросив каждого рассказать о чувствах и настроении. В ту пору в Москве проходила одна из акций оппозиции, и разговор коснулся этой темы. Парни оживились, было видно, что это их реально волнует. Но руководительница буквально заткнула им рот, сказав, что о политике мы не говорим! Эта декларация не мешала ей, однако, каждодневно рассылать по почте и делиться в соцсетях гнусными политическими лозунгами типа «навальный – ахальный» и проч. Что мы имеем перед собой? Первое – лицемерие. Второе – агрессию. Третье – боязнь вступать в диалог с политическими оппонентами. И, наконец, четвертое – заказ сверху. Ибо не сама же руководительница клуба сформулировала эти гнусные лозунги (ее бы интеллекта для этого не хватило), да и так уверенно тиражировать их она бы не решилась, не будь это модно и общепринято в «православно-патриотических» кругах…

Внушение – великая сила
Одна из фишек, которая прекрасно ложится на православную парадигму мышления: женщина существо эмоциональное, с логикой у нее плохо, поэтому она должна подчиняться мужчине. Если вспомнить, что с церковного амвона всегда выступают мужчины, а большинство прихожан – женщины, понятно, почему многим из них проповедь заменяет (если говорить о политике) газету и радио.
        Я уважаю мужской ум и стараюсь обращаться к нему тогда, когда собственных ресурсов недостаточно. При этом в силу воспитания я привыкла думать самостоятельно, а не верить сразу всему, что говорят. Если в какой-то теме я несведуща, я могу принять чьи-то рассуждения к сведению, но не буду делать их своими убеждениями. Убеждения это когда ты сам вник в тему, разобрался в ней и определил собственную позицию. Если определиться сложно, я так и говорю: я не разобралась, потому воздержусь. Я полагала, что также поступают и окружающие (по крайней мере те из моих церковных знакомых, кого я уважаю). Я была наивна – это тоже оказалось иллюзией…
        С тех пор как я перестала оправдывать собственную гражданскую пассивность изречением «спаси себя и хватит с тебя» и политически определилась, открытия посыпались одно за другим. Я обнаружила, что на проповедях отец-настоятель регулярно внушает, что оппозиция и революция это плохо. Хочется ответить. Не надо подменять понятия: оппозиция (в частности Навальный) не призывает к революции, ее задачи – исключительно мирным путем исправить нынешнюю воровскую систему и сделать ее законной и прозрачной. Это не лозунги, которые я повторяю. Участвуя в московской предвыборной кампании в штабе Навального, я убедилась, что у оппозиции слова не расходятся с делом. Именно поэтому меня так возмутила «логика» мудрого отца-настоятеля, который всегда, кстати, призывал свою паству к здравому смыслу.
        Дальше я встретила еще пару примеров мужской логики среди православных. Вспоминаю, как года два назад, мы почему-то коснулись политики в разговоре с одним певчим. Добрый, открытый, честный (он, кстати, не скрывал, что мало образован), парень, не найдя себе места в офисах, отводил душу в реконструкторских боях, отчаянно пытаясь заработать на свое хобби пением. Я решила поделиться с ним своими чувствами по поводу церковной пропаганды против оппозиции и услышала в ответ, что «все они получают деньги от америки и надо их стрелять». «Ну стреляй тогда в меня, я тоже оппозиция, – сказала я, – раз ты веришь, что я получаю деньги…» Парень уважительно относился ко мне, он осекся. Не знаю, щелкнуло ли тогда что-то в его горячей голове. Сейчас он послушник (если уже не монах) в одной из провинциальных обителей. И я думаю, что Господь спас его честное сердце. Не попади он в монастырь, что бы с ним было сейчас? Нелепо погиб на Украине? Или брал на душу грех насилия над неповинными людьми, «наводя порядок» казачьей нагайкой на митингах оппозиции?
        Тогда же я попыталась заговорить и с другим хорошим знакомым (почти моим ровесником) – приходским фотографом, бессребреником, альтруистом, он один из всего молодежного клуба ездил несколько лет назад волонтером туда, где случилось наводнение… Я по-детски посетовала ему, что разочарована, что отец-настоятель говорит на проповедях не совсем правду. На что фотограф искренне ответил мне: «Ты что, не веришь отцу?!» Скажите мне теперь, это пример мужской логики или женской? Даже святые отцы учат, что ко всему надо относиться с рассуждением (это самый большой дар), нельзя принимать за догму то, что говорит священник. Ибо всем людям свойственно и ошибаться, и заблуждаться, и просто поддаваться искушениям. А про волков в овечьей шкуре вообще в Библии написано…
        Лично для меня это пример женской логики. Вспомнился совсем недавний случай.

Страх разочарований
Обсуждали как-то на спевке хора приходские проблемы. (Отдельная история. Но если вкратце: настоятель отдал бразды правления старосте, который активно разрушает духовные устои прихода, делая из него бизнес-проект для получения денег. Все это идет под вывеской благих целей, например, «для детского дома». Однако плоды обратные, и страдают прежде всего сами прихожане. Атмосфера в приходе тяжелая, а настоятеля все устраивает.) Когда после спевки в личной беседе с одной певчей лет 50-ти я попыталась ей подробнее объяснить ситуацию, просто излагая известные всем факты, тетенька не поверила, что ее духовник-настоятель может спокойно одобрять происходящее. «Быть может, он попал в беду?» – с тревогой спросила она.
        Я не стала переубеждать ее. А лишь с горечью вздохнула: как тут веру не потерять? И добавила: в конце концов, я хожу в Церковь к Богу, а не «к батюшке». «А я к батюшке», – тут же ответила мне собеседница. Вот оно как!
         Ну так если продолжать ходить в Церковь «к батюшке», во всем оправдывать его, закрывая глаза на реальность, – тогда неудивительно, почему пропаганда с амвона имеет столь потрясающие результаты. Вы скажете, не все в Церкви такие. И я раньше думала, что таких единицы и убеждала в этом тех, кто выступал с критикой Церкви. Но когда подобное я стала обнаруживать среди знакомых, которых уважала и ценила, мне стало страшно. Приведу еще один пример.
         По собственному желанию я готовила книгу о приходской театральной студии. Ее руководительница (та самая, что заявила на клубе, что о политике мы не говорим), не справившись с собственными страстями, бросила дело по изданию книги на финальном этапе, фактически возложив на меня и сдачу книги, и все типографские расходы. Проявление детскости и безответственности одновременно! Считая главным осуществление проекта, я решила, что с Божьей помощью справимся, а некрасивый поступок православной «подруги» оставим между нами. Однако руководительница спохватилась, что с книги можно будет получать прибыль, если заказать большой тираж. И начала раскачивать на это студийцев, представив дело в том свете, что я против большого тиража. Мне пришлось обнародовать истинное положение дел относительно финансов. Реакции от православных студийцев почти не последовало, за исключением пары предложений поддержки от мужчин. Но убило меня ответное письмо одной из участниц студии. Самой смиренной, самоотверженной и всегда проявляющей обо всех заботу. Эта молодая женщина, мать двоих детей, написала: «Некрасиво. Нехорошо сор из избы выносить».
         Давайте подумаем. Что некрасиво? Говорить правду? И если книга являлась студийным проектом и все студийцы в «одной избе», то почему я с руководительницей оказались в какой-то другой?
         Этот ответ ошарашил меня. Я не просто уважала эту глубоко верующую женщину, я находила в ней опору, мы хорошо понимали друг друга. В моей голове не укладывалось, почему в данном случае человек не только не понял меня, но встал на сторону обидчика. Чтобы понять знакомую, мне пришлось заглянуть на ее страничку Вконтакте. Первое, что я увидела: аватар – кошечка, плотно закрывшая свои глаза лапками. А дальше шли цветочки, добрые цитаты, выступления против абортов и т.п. И где-то между строк восхищение руководительницей студии.
         Мы видим здесь то же явление, что в первом случае: певчая не желала разочаровываться в священнике, а участница студии – в руководительнице. Обе предпочли закрыть глаза на реальность, чем признать горькую правду. Почему? Потому что страшно разочаровываться в кумирах и признавать, что твои авторитеты тоже грешные люди. А о том, что при этом не исполняется заповедь «не сотвори себе кумира», мои православные знакомые почему-то забыли…

«Защитники» веры и Отечества
Вернусь к политике. Чаще всего знакомые отвечают мне: политика дело грязное, там у каждого своя правда, и даже при всей осведомленности не разберешь, кто есть кто. Одним из первых мне проговорил это друг-психолог, с которым мы общались близко и откровенно. Я считала этого вдумчивого и глубокого парня православным, хотя строго говоря, он не был воцерковлен и пришел к нам в приход, увлеченный стилем проповедей отца-настоятеля. Друг читал Сурожского и Николая Сербского, любил Петра Мамонова, видел многие негативные явления в современной церковной среде… Выслушав про «свою» правду, я вспомнила почему-то слова из песни Бутусова: «Правда всегда одна, это сказал фараон...» И уже всерьез спросила у друга: а истина в Христе или есть еще много всяких христов? Ответ был ошеломляющим: «Если истина только в Христе, то это сектарность, как ни крути получается…» Вот так от разговора о политике мы неожиданно пришли к вопросу: како веруеши?
         Недавно один церковный знакомый, чуть старше меня, умный, критичный, порядочный, в общем, уважаемый мной, оставил комментарии в моем ЖЖ. Тоже про политику. Незадолго до того мы общались с ним и его женой лично, я считала эту пару своими добрыми знакомыми. Когда в беседе речь случайно зашла о политике, выяснилось, что знакомый за Путина, хотя и голосовал за Навального. Мне стало грустно: почему человек перешел «туда»? А что подумал в свою очередь он? Я считала этого мужчину адекватным, поэтому надеялась, что данный выбор – его личная позиция, а не внушенная пропагандой. К сожалению, комментарии в ЖЖ опровергли мои надежды (обнаружив в очередной раз иллюзии). Вступив в полемику с оппонентом, мой православный знакомый проявил агрессию, попытался унизить политического противника, пользовался сетевым жаргоном и ничего не сказал по существу. Я удивилась и огорчилась столь подростковой реакции со стороны взрослого мужчины и столь неуважительному обращению со словом у носителя православной традиции, которая основана на Слове. А также его высокомерному отношению к фигурам из противоположного лагеря (политики назывались исключительно кличками). Но еще больше меня удивила логика высказываний.
         Читаем пассаж против оппозиции, которая борется с коррупцией: «Коррупция неистребима, ее нужно только держать в допустимых пределах». Давайте задумаемся, это пишет православный человек? Ведь, говоря его словами, получается, что хоть и воровство – порок, но по-маленькому вполне можно. А как же православие, которое учит, что не бывает больших и маленьких грехов (грех он всегда грех)? Или заповедь не укради кто-то отменил? Ради партии Единая Россия, кстати, но не ради оппозиции)))
         Читаем хорошего православного знакомого дальше: «А искоренение (имеется в виду коррупции. – Авт.) – это популизм». Так значит, все православие – популизм? Ведь Церковь только и делает, что призывает каждого искоренять в себе страсти, а не «держать их в допустимых пределах». Простите, тут получается либо двойная мораль (то бишь лицемерие), либо неумение последовательно мыслить. Это та самая почва, на которой так успешно процветает ныне церковная провластная пропаганда.
         И процветает она еще потому, что трудно признаться себе, что ты духовно фальшивишь или логически ошибаешься. Это духовный шаг. Нужно мужество. Нужна смелость не бояться оказаться в дураках или недостаточно «благочестивым». И нужно постоянно задавать себе вопрос: где добро, а где зло? а как поступил бы Христос?
         Но этого у нынешних православных мужчин, видимо, нету. И вместо того, чтобы задуматься всерьез, они продолжают умничать, теша свое самолюбие или боясь выпасть из «православной политической» конъюнктуры. Когда политическая полемика в комментариях к ЖЖ зашла в тупик, мой православный знакомый вдруг признался: «Я не привык серьезно обсуждать темы, в которых мало понимаю». Спасибо за честность! Но хочется спросить: тогда зачем опускаться до сетевого сленга и хохмить? (ведь это просто дурной тон) Зачем празднословить на тему политики и агрессивно тиражировать откровенную чушь и клевету?
         Вот здесь и начинается самое загадочное.

Терра инкогнито
Социальные сети всегда были для меня неизвестностью. Я настолько занята на работе, что у меня никогда не было времени трепаться в аське или в пришедших на смену вконтакте или фейсбуке. Я вообще не сторонник псевдообщения. Мое нелюбопытство и игнорирование соцсетей сыграли со мной злую шутку. Загляни я на персональные странички своих церковных знакомых года два назад, понаблюдай за ними некоторое время – и я лучше бы узнала тех, кто меня окружает, и, глядишь, освободилась бы от некоторых иллюзий.
         Если люди неспособны самостоятельно не то что бы размышлять, а сформулировать хотя бы пару фраз о себе и о жизни, и предпочитают пользоваться готовыми цитатами, наивно полагая, что вот так они и думают – манипулировать их сознанием очень легко. Навык размышлений оттачивается в самоанализе, к чему, кстати, и приучает православная аскетика. Но для моих церковных знакомых, видимо, это оказалось всего лишь теорией. На практике они предпочитают не анализировать свои чувства и мысли, а копировать из банков чужие миловидные цитатки – и себе утешение, и «добро посеял».
         Только как же получилось так, что за этим «добром» выросло целое поле ненависти и агрессии? Не будь его в церковных душах, они не купились бы так легко на пропаганду, которая держится на идее врага и на страхе. Кому, как ни православным, знать, что у христианина главный враг – дьявол. А еще он сам, ведь больше всего человек искушается самим собой. Но такая самодисциплина опять же требует постоянных вопросов и ответов самому себе, причем ответы зачастую будут неутешительными. Может, потому гораздо проще найти врага во вне (в оппозиции и в америке) и начать «праведную» войну, «защищая» веру и Отечество. Даже не осознавая до конца, во что ты веруешь и что такое твое Отечество.
         Психологи свидетельствуют: церковные люди боятся негативных эмоций в себе и не знают, как с ними справиться. Не выразив их допустимым образом или назвав на исповеди, но не проанализировав до конца истоки (т.е. не раскаявшись), люди, по сути, не изживают негатив, а загоняют его внутрь. Он накапливается. Процесс самоподавления, нечестности с собой или просто невысказанности не может происходить бесконечно: пар нужно куда-то выпускать. Видимо, этим и пользуется пропаганда: находится козел отпущения и пар направляется на него. Истинная власть держится на авторитете, ложная – на страхе. Отсюда дежурные пугалки с амвона у некоторых политизированных батюшек: либералы, революция, гомосексуалисты, аборты, суррогатное материнство и т.д. (я не говорю, что все это добро, я просто перечисляю). Главное – указать мишень. А дальше всем можно «стрелять»: кто посмелее – тем на «патриотические» митинги, кто потрусливее – тем в соцсетях, где собеседник не виден и не может тебе как следует ответить, а ты всегда можешь похохмить, проигнорить или сбежать.
         Жертвы пропаганды уже не думают, у них просто условный рефлекс на определенные слова (пугалки). Мои церковные друзья, мне хочется вас спросить. Ну что, если я выступаю за то, чтобы гос.-адм. система работала нормально и власть перестала врать и воровать, то я либерал? Если я выхожу на акцию оппозиции, выражая протест тому, что власть не уважает меня (свой электорат), фальсифицируя выборы, то я призываю к революции? На мой взгляд, главное, к чему призывает оппозиция, так это думать головой, быть честными с собой и окружающими и не позволять собой манипулировать. Дорогие мои православные, вы же знаете, что было две тысячи лет назад. Как большинство, поддавшись науськиваниям духовных лиц, с пеной у рта кричало «распни, распни», и никто не удосужился спросить самого себя: а какое зло сделал мне Христос Назарянин и почему враг Он, а не разбойник Варрава?
         И последнее: почему в храме некоторые священники на проповеди не делятся духовным опытом, как христианину начать с себя, а говорят про политику? А когда я говорю про политику, мне отвечают: «Начни с себя»? Это что, игра такая? Так, может, хватит играться взрослым людям, говорящим, что они веруют в Бога? Иначе Господу надоест глядеть на все это фарисейство и Он-таки попустит революцию или войну, как говорили на Руси, «по грехом нашим». И ответственность за это будет вовсе не на оппозиции, а на вас, мои церковные друзья. Увы.

4–9 марта 2015 г.
poluchileturol: (Default)
Он появился в нашем приходе несколько лет назад. А до этого работал в каком-то монастыре. Скромный ответственный вежливый худенький молодой мужчина, заботливый отец (у него несколько детей и приятная какой-то внутренней чистотой жена). Народу к нам ходит много, поэтому службы идут каждый день, да еще и одновременно в двух, находящихся недалеко друг от друга храмах. В воскресные дни проводится вообще четыре литургии: ранняя, средняя и поздняя в одном (двухэтажном) храме и еще одна в другом. И каждый раз наш звонарь, следя за «графиком» служб, бегает от храма к храму и звонит пред началом каждой службы и по ее окончании. Казалось бы зачем? Не достаточно ли в той церкви, где три литургии, позвонить всего один раз? Колокольный звон слышен далеко, он сообщает округе благую весть, что настало время для самой близкой встречи с Богом, еще не поздно прийти, присоединиться к «общему делу» (так переводится с греческого «литургия»). Каждый раз здесь не может быть лишним. Потому и бегает звонарь между храмами, и радостно звонит.
        Оглядываясь назад к минувшей предвыборной кампании и наблюдая за настоящим, я замечаю. Накануне выборов были сорваны, точнее, очень аккуратно счищены, чтобы не осталось и следа, почти все мои наклейки в округе. Но в некоторых местах они еще оставались. Сейчас, спустя две недели, уничтожили и их. Как отчаянно власти хотят поскорее стереть из памяти моих современников событие по имени «Навальный»! И то, что 20 сентября на волонтеров, стоявших с агитационным кубом у Новокузнецкой, было совершено нападение со стороны ментов (в результате чего ребята попали в больницу), – яркое подтверждение тому. Уничтожить визуальные напоминания, запугать активистов, чтобы лишить голоса тех, кто и так не имеет доступа к широкому рупору СМИ – вот повадки нынешней власти, маниакально боящейся умных людей и привыкшей к глупой пугливой массе. Посмотрите, как все больше и больше появляются в переходах и на улицах незаметно для нас камеры наблюдения. Чего же еще ожидать от правителя, который пришел из ФСБ! А его парадигма мышления проста: внушить каждой группе населения, что Навальный – враг, а потом внушить, что доносить – это хорошо.
        Но звонарь бегает от храма к храму и, радостно ударяя в колокола, разносит по округе благую весть. Колокольный звон нельзя заглушить.
poluchileturol: (Default)
А осень опять плачет тихим и беспросветным дождем, и ветер безжалостно теребит одинокий листок на ветке тополя у меня под окном, но тот крутится, дрожит, но держится. Шагаю по улицам, и под ногами вспыхивают омытые желто-оранжевые, красные, бардовые, рыжие с зелеными прожилками листья. Их запах, с каждым ненастьем, только крепче и задорней.
        Все дальше в прошлое отодвигается мое участие в работе избирательной комиссии, но все явственнее проступает полученный опыт. Его еще ворошить и ворошить.

***
Накануне выборов. В тот день после общения с некоторыми членами комиссии мне казалось, что если уже сегодня секретарь долго препиралась, чтобы заверить копию моего уведомления, председатель по пустяку съязвил «Что ж вас так плохо учили?», тетки в комиссии настроены против, а по надомному голосованию нет документов, то что же ждет меня завтра?! От природы нескандальный нехитрый и ранимый человек, я думала: ну куда мне против обманщиков-профессионалов? Как, будучи единственным наблюдателем на участке, я смогу одновременно вести подсчет голосовавших возле урн, контролировать выездную, следить за книгами, оперативно реагировать во время подсчета голосов плюс в случае экстрима подавать жалобы и фиксировать происходящее на видео? Одному да еще в первый раз осуществить это нереально. Имея за плечами теоретическую подготовку, тренинг, знакомство с законодательными материалами, я тем не менее переживала, что много важного, дабы полностью быть уверенной в себе, еще не успела прочесть. И к вечеру меня накрыло гнусное ощущение обреченности. Смертельно захотелось спать (ну еще бы – я всю неделю спала по три часа). Но спать так, чтобы завтра не проснуться. Что за малодушие! Я взяла себя в руки. Перестала паниковать. И как в сказках, сказала: утро вечера мудренее. Нет, этот день не прошел даром: теперь я четче осознала задачу – продержаться завтра до конца и получить копию протокола, чтобы владеть подлинными данными и вовремя отправить их в наблюдательский центр. Если не я – то кто? Этого достаточно.

***
День выборов (8 сентября). Общий план. День – с 7.30 до 20.00 – пролетел быстро. Да и как иначе, когда ты все время при деле! Наблюдательство – здоровская штука, а если у тебя еще и статус повыше – полномочий больше! С утра зарегистрироваться в реестре присутствующих. Осмотреть урны, зафиксировать пломбы, проверить, работают ли видеокамеры. Ознакомиться с реестром и заявлениями надомного голосования, а в течение дня контролировать время ухода и прихода переносных урн, содержание выписок из реестра и количества бюллетеней, смотреть составляемые акты. В течение дня контролировать дополнительный список избирателей – число людей и что за люди туда попадают. Держать под контролем стационарные, а потом и переносные урны. Наблюдать за поведением членов комиссии. За избирателями и вести их подсчет. Периодически сверять свои данные со сводкой председателя, которую он делает за день раза четыре. Как часовой, я провела большую часть того дня на ногах и, наверное, изрядно намозолила глаза членам комиссии. Зато к вечеру у меня была необыкновенная бодрость, ведь после 20.00 предстояло самое главное – подсчет голосов и составление протокола. Мне повезло. На моем УИК не было жести. Нам мирно выдали копию протокола. Поэтому я ушла домой в половине второго ночи. Через 6 часов у меня началась новая рабочая неделя, и я сохранила бодрость и душевный подъем. Почему? Потому что пережила потрясающее чувство.

***
Выборы мэра. Кульминация. Вы знаете, что ты испытываешь, когда позади погашение неиспользованных бюллетеней (у нас их было 1390 и все пересчитывались), подведение итогов по книгам, вскрытие переносных урн, вскрытие стационарных урн, рассортировка… Члены комиссии сдвинули несколько столов, на них куча бюллетеней, один человек поднимает каждый бюллетень и оглашает за кого, отправляя по адресу, тетушки на «кандидатах» ловят свои бюллетени, периодически тормозя, председатель отсеивает недействительные… Не тормозят только двое – те, кто ловят за Навального и за Собянина. На моих глазах, догоняя друг друга, растут две эти стопки. Ты стоишь и видишь: вот оно, то, что прогнозировали за месяц до этого специалисты и что понимали умные, прогрессивно мыслящие люди, которых в стране, увы, мало. Остальным внушили, что победит Собянин, а за Навального не будет никого. Но вот они летят, ноздря в ноздрю, «Навальный», «Собянин», «Собянин», «Навальный», «Навальный», «Собянин»… Ты прокручиваешь ретроспекцию: месяц-два предвыборной кампании, дебаты, митинги, встречи, интервью, бессонные ночи, агитация, нервы, силы, работа, знакомства, изучение нового, кипящие мозги, аналитика, практика, чьи-то открытые сердца, чья-то злоба, пропаганда и пакости… Все это свернулось сейчас в две стопки тоненьких листочков – «Навальный», «Навальный», «Собянин» «Навальный», «Собянин», «Собянин»… 10, 20, 30 минут. По высоте постепенно формирующихся стопок можно судить о процентном соотношении, и на глаз видно, что оно не такое, как внушали народу власти по телевизору и СМИ. Ты смотришь на две стопки, и сердце замирает: передо мной сама ИСТОРИЯ.

***
День выборов. Люди. Можно сколько угодно хаить советскую эпоху, но она воспитала в людях чувство гражданской ответственности. Именно поэтому большинство пришедших голосовать – люди старшего поколения. Это они, старательные бабульки и дедульки пришли ни свет ни заря, с палками или друг с другом под руку, забыв очки и беря их напрокат у соседа. Это они часто спешили расписаться в бюллетене, не дойдя до кабинки и водрузив листок прямо на урну, многие долго искали щель и потом дрожащими руками старательно пытались опустить в нее свой «голос». Кого-то интересовало, какой стороной? Кого-то: надо ли складывать? Большинство людей, видя, что в одной урне бюллетеней больше, чем в другой, минуту колеблясь, клали туда, где больше. Ближе к полудню народ повалил. Потом был «тихий час», но ненадолго. С полдника пошла молодежь и люди среднего возраста. А сколько побывало на выборах мэра детей! Один мальчонка решил забраться под кабинку. Девчушек родители поднимали на руки, чтобы те сами опустили бумажку в урну. Сколько удовольствия!
        Были и огорчения в этот день. Голосовать 8 сентября могли только люди с постоянной московской пропиской, для чего необходимо предъявить паспорт. Несколько человек, менявших или потерявших паспорт, ушли ни с чем, т. к. справка из милиции без фотографии не годилась. Обидно, ведь это были не старики, и кто знает, за кого бы они проголосовали. (На будущее и не только для выборов: когда получаете справку, заменяющую паспорт, просите, чтобы вам сделали также удостоверение с фотографией.) Не принимался и загранпаспорт. Старик в орденах (инвалид по зрению, у которого внук от греха подальше спрятал паспорт) напрасно тряс удостоверением ветерана… Ну а что же совсем молодые? На моем участке из девятнадцати человек 18-летних пришло только двое, да и вообще молодежи было мало. Им, видно, пофиг. Так воспитали в постсоветское время. Однако… я никогда не забуду этот эпизод: к урне подошла бабушка с подростком: «Видишь, видишь, Навальный!» – предъявила она галочку настойчивому внуку и опустила бюллетень.

***
Выборы мэра. Члены комиссии и присутствующие. С людьми мне повезло. Во-первых, я оказалась не одна. Бог послал мне в УИК умничку-наблюдателя от Яблока (я попросила его вести подсчет проголосовавших) и двоих наблюдателей от КПРФ (эти ребятки оказались честными, но совсем неподготовленными, правда, от них была великая польза – я отправила их на надомное голосование).
        Во-вторых, на нашем участке полицейский (Константин) и сотрудник МЧС (Игорь) были молодые адекватные доброжелательные ребята. Константин даже оскорбился, когда вечером я призналась ему, что ожидала угрозы со стороны полиции: «Что же я, бить что ли бы вас стал?» Хм… Я знала, что выборы мэра Москвы власти велели провести максимально «честно», поэтому грубых нарушений в течение дня и произвола полиции и других лиц 8 сентября и не последовало (на моем УИКе, повторюсь, он был цивилизованный). Но если бы власти спустили другой приказ, кто знает, встретила ли бы я подобную доброжелательность и лояльность?
        В-третьих, вполне приличные члены комиссии. Из 15 человек наименее миролюбивыми были председатель и секретарь. Первый постоянно старался меня поддеть, но вежливо, а потом расслабился, т. к. я применила метод снятия приема. Вторая, недостаточно компетентная в делопроизводстве дама, которая делала ошибки и ни шагу не совершала без ведома председателя, постоянно давила на меня черной этикой. Правда, я переборола ее своей настойчивостью и наши взаимоотношения «потеплели». Заместителя председателя (третье полномочное лицо в комиссии) можно было не остерегаться: эта девушка весь день изучала правовые документы и казалась безвредной.
        Что касается состава комиссии, он, кстати, не совсем совпал с тем, что указывалось на сайте (однако ж это лучше, чем вообще ничего)… Больше всего я ожидала гадостей от тетушки от Единой России. Но она оказалась весьма пожилой, весь день мило беседовала с приходящими пенсионерками, кому-то по ошибке выдала два бюллетеня вместо одного, что делать с книгами особо не знала (по моим впечатлениям), а к моменту подсчета голосов так устала, что с безразличием села на стулья… Второй пожилой член комиссии был от КПРФ. Удивительный старик с удивительной фамилией! Он сразу проявил свою позицию и фактически оказался солидарен с нами. Именно поэтому при рассортировке бюллетеней он вызвался контролировать стопку за Собянина. Чувств своих он не скрывал. Нас в течение дня психологически поддерживал. За свою позицию бедный старик постоянно получал довольно грубые издевки и замечания на повышенных тонах от председателя. Был среди членов комиссии и молодой парень от КПРФ (по моим догадкам). Честный, мотивированный (периодически он подходил к стационарным урнам и проверял, все ли в порядке), но еще неопытный. Этого парнишку председатель легко обманул, не дав ему копию протокола под предлогом, что ему она не нужна!
        Два человека вызвали у меня подозрение сразу: оба Руслана оба нерусские. Оба ходили на голосование вне помещения и готовили документы к нему. Оба не сидели, как остальные члены комиссии, за книгами, а находились позади них, т. е. одновременно наблюдали и за входящими на участок, и за членами комиссии, и за нами (наблюдателями). Ближе к полудню я поняла, что Руслан, которого я остерегалась больше, видимо, неопасен. А вот другой… У того была чрезвычайная роль, и откуда этот человек я догадалась только к утру. (Продолжение следует.)
poluchileturol: (Default)
Горюет слезоточивая осень, о чем горюет? А в перерыве между долгими дождями выходит изредка солнце и освещает в еще зеленой траве сорванные ветром листья. Брошенные ненастьем в грязь, они неожиданно вспыхивают у нас под ногами – желтые от орешника с аккуратными зубчиками, рыжие волнистые с дубов, бардовые царственно широкие благородных очертаний от клена… Не в силах пережить свой позор и простить Навальному его высокие результаты на выборах, власть теперь усиленно льет из всех ушатов на Навального и его сторонников грязь и старательно пытается втоптать в нее. Но сколько бы грязи ни собирало под ногами осеннее ненастье, опавшие листья, резные, разнообразные, яркие, не теряют свой вид. Грязь сойдет и от нее не останется ничего, а листья, храня свой неповторимый дух, перепреют и дадут плодородную силу новой жизни. Так бывает всегда.

***
Подобное притягивает подобное. По плодам их узнаете их. Наконец, об учителе судят по его ученикам. Какое самое большое открытие этой предвыборной кампании для меня? То, что хороших людей гораздо больше, чем я думала. И именно их собрал, как магнит, Навальный. Властям было выгодно лить через СМИ в наши мозги негатив о жизни, чтобы уничтожить в людях веру в правду, истину, добро и привить апатию, отчаяние и страх. Так легче управлять массами. Но пришел Навальный и ударил по этому мифу.

ZA_NAVALNOGO

        Что я увидела, оказавшись среди волонтеров Навального? Открытость, энергичность, искренность, позитив, трезвость, умение мыслить, самостоятельность, изобретательность, креативное мышление, желание учиться и помогать другим, колоссальную самоотдачу, бескорыстие, нравственную чистоту, веру в себя и в правду. Эти люди молоды, современны и красивы. И их много!
        Я достаточно долго была в церковной среде и восхищалась самоотверженностью и чистотой людей, окружающих меня. Но их было немного, а молодых среди них еще меньше. По мере сил я сама активно участвовала в ряде благотворительно-просветительских мероприятий, но часто расстраивалась из-за организационных проколов и накладок, которые возникали то ли от непродуманности, то ли от недостатка человеческих ресурсов. Когда предвыборная кампания Навального начинала набирать обороты, первое, что меня удивило в ней: как все умно и четко! Да к тому же еще просто и неординарно. Даже не верилось, что так может быть, что вот тебя ничего не раздражает – ни глупость, не недодуманность.
        Я попыталась вспомнить, было ли в моей церковной жизни мероприятие (или акция), на которое вот так же – свободно, активно и идейно – собралась в большом количестве молодежь? НЕ БЫЛО. Смотрите, как интересно (беру очень огрублено): идеалы православия и идеалы Навального лежат в одной плоскости – добра, но православная молодежь пассивна, и никакие проповеди не мотивируют ее, а молодежь за Навального пошла сама и безо всякой «проповеди»!
        Если подумать дальше, получается, что предвыборная кампания четко показала, кто на самом деле готов активно действовать ВО ИМЯ ДОБРА. Мне горько, что мои верующие друзья (молодежь) на призыв не быть равнодушными и пойти на выборы даже не удостоили меня ответом и просто промолчали.

***
Подобное притягивает подобное. ЕдРо притягивает из молодежи тех, кто готов жить на халяву (точнее, беззаботно за народные деньги). Собянин… кого он «притягивает» и притягивает ли вообще – тема отдельная. Но очень красноречив ролик о митинге в честь его инаугурации http://lenta.ru/video/2013/09/13/zasobyanina/ . Куда сгоняли людей под страхом неприятностей на работе (учебе) или за отгулы. На что способны они, эти несчастные с психологией подневольных рабов или эти недалекие, которым по кайфу любой повод оторваться и побухать? Способны ли они творчески и критически мыслить и принимать самостоятельные решения? Есть ли у них собственные убеждения?
        Многие годы я сама жила в политической апатии. Ну а ругать власть в России – это общее место. Однако нынешняя кампания по выборам мэра Москвы, благодаря фигуре Навального, побудила людей проснуться, а общество – начать поляризоваться. Процесс это долгий, но он пошел, и его не остановить. Потому так усиленно сейчас будут лить грязь на Навального и устраивать всяческие провокации.
        Как православный и творческий человек вряд ли я буду состоять в какой-нибудь партии. Но один лозунг Навального – «Мы здесь власть» – я приняла еще с Марша миллионов. Мы здесь власть – это значит, что я неравнодушен к тому, что творится рядом со мной. Мы здесь власть – это значит, что я живу на этой земле и имею право ее защищать. И мне не в лом пожертвовать на это часть личного времени. Если те, кто сейчас у власти, злоупотребляют ею или просто неспособны эффективно работать, теперь действовать будем мы. Потому что наша жизнь в наших руках, мы здесь власть.
poluchileturol: (Default)
Печально. Печально. И еще раз печально. Не думала, что живя в лоне Церкви около 16 лет и гордясь тем, что более 10 лет принадлежу одному из прогрессивных православных приходов Москвы, я доживу до того, что услышу ложь прямо с амвона. И от кого?! Ну ладно, от случайного батюшки. Батюшки тоже разные. Бывает, кого-то и заносит. Хотя, как правило, сразу и понятно, что «занесло». А вот тут не «занесло». Тут тонко продуманная ложь. И не от случайного батюшки. От настоятеля. Да еще не просто настоятеля, а фигуры российского масштаба, чьи проповеди слушают по всем городам и весям, у кого авторитет настолько непререкаем, что и усомниться-то в правдивости его слов уже будто «кощунство». Я бы и сама не поверила, если бы своими ушами не слышала!
        Суббота, 14 сентября 2013 года. Всенощная. Празднуем благоверным князьям Петру и Февронии. Удивительно: день памяти этих замечательных святых в июле, но с этого года 15 сентября – дополнительный день памяти Петра и Февронии. Мне стало интересно, почему именно на эту дату пал выбор? И я осталась после службы послушать проповедь о. Дмитрия. Поначалу все было логично. Петр и Феврония – покровители брака и семьи. Тема семьи и воспитания детей актуальна как никогда. О. Дмитрий рассказывал о педофилии и развращении детей в Западной Европе и Америке. О том, что Россия – последний оплот нравственности и чистоты в семье. Сказал, что при всей критике в адрес власти Путин молодец, что принял закон против педофилов. Дальше следовал тезис о непобедимости России. И вслед за ним: Россию пытаются разрушить изнутри (сексуальное воспитание малолетних, педерастия приводились как примеры способов разрушения нации). И после этого вдруг прозвучали слова: «Вот некоторые из оппозиции, например, Алексей Навальный, Митрохин в своих программах говорят, что если придут к власти, то разрешат гей-парады…» И речь полилась дальше.
        Стоп! Я чуть не выкрикнула, что это ложь. Достаточно обладать здравым смыслом (к которому, кстати, всегда призывал сам о. Дмитрий), чтобы понять, что в программе Навального такого пункта нет. Но, как и полагается интеллигенту, я не стала спорить, пока не удостоверилась лично. Я пришла домой и не поленилась прочитать предвыборную программу Навального. Естественно, о гей-парадах в ней ничего НЕТ!
        А теперь давайте задумаемся: на что был расчет. На то, что большинство стоящих в храме бабушек, тетушек и дядечек о Навальном ничего не знают, программу его не читали да и читать не будут. Зачем? Они безоговорочно верят о. Дмитрию. А если найдутся такие единицы, как я, у которых больно ёкнет сердце от душка лжи, то ведь у нас под рукой нет текста программы, а наизусть мы ее не процитируем, так что сразу ответить оппоненту не сможем. И тонко вставленная ложь так и повиснет в воздухе не опровергнутой и тихо просочится в сердца «паствы».
        «Помилуй! За что ты переживаешь? – спросите вы. – Православных и так маленький процент, они роли в обществе не играют». А как же Господь, для Которого важна каждая душа, Который скорбит об одной овце из сотни, если она пропала? Пусть в храме осталось после службы 70–100 человек. В эти слушавшие проповедь души была посеяна ложь. Оставим бабушек. В моем приходе много молодежи. И после такой проповеди вряд ли мои друзья захотят говорить со мной о Навальном, потому что и молодые тоже верят вырастившему их отцу-настоятелю. Разве батюшки могут врать?!
        Приход о. Дмитрия Смирнова не храм в Тьмутаракани, здесь творческая и научная интеллигенция. Мудрый о. Дмитрий это тоже учел. Дело в том, что СМИ действительно подкидывали Навальному провокационный вопрос насчет гей-парадов. Ответ Навального радиостанции «Эхо Москвы» был таков: «Моя задача как мэра Москвы сделать так, чтобы в Москве в том числе соблюдалась Конституция. Вот, Конституция говорит, что все могут ходить и мэр Москвы не может разрешить или запретить. Я как мэр Москвы должен сделать так, чтобы они не передрались между собой. <…> В Конституции записано, все люди имеют право собираться мирно и без оружия. <…> Все будут ходить, куда им хочется. Главное, чтобы никто не дрался и не бегал голый, и, опять же, не нарушал общественный порядок. Вот, если там люди разделись догола и бегут, и на них смотрят дети, ну, их, наверное, нужно в милицию забирать. Если все одетые, чинно, прилично идут со своими лозунгами, мне вообще не интересно, какой они сексуальной ориентации и куда они идут, и что они там говорят». (Источник - http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/1139878-echo/)
        Теперь разберемся, на что был «мудрый» расчет о. Дмитрия. Допустим, в храме стояли бы в этот субботний вечер верующие интеллигенты, знающие об интервью Алексея Навального. Возразить о. Дмитрию, что Навальный о гей-парадах не говорил, они бы не могли. Говорил. Точнее, отвечал, вынужден был отвечать. Чувствуете разные акценты? И перечитайте еще раз, КАК отвечал. Очевидно, что для Навального приоритет – Конституция, геи как таковые его не интересуют, более того, Навальный ратует за то же самое, что и протоиерей Дмитрий Смирнов! Навальный против растления детей! Но все эти нюансы очевидны, когда есть текст интервью перед глазами и когда можно вести диалог за столом, а не стоять внизу в храме, молча слушая то, что говорит тебе священник сверху с амвона. Вот на это, видно, и был расчет у известного проповедника нашего времени. Если только он сам был в курсе про это интервью. У меня закрадываются сомнения даже на сей счет.
        Предположим, что о. Дмитрий был «не в теме» и погорячился. Беда! Но верится с трудом. О. Дмитрий отлично осознает груз ответственности за свои слова и вряд ли бы рискнул делать подобные заявления, не проверив информацию. Да и проповедь построена грамотно. Знаете, как можно сказать ложь, но незаметно? Для этого достаточно сказать правду, но не всю (как писал в свое время Достоевский, правда, сказанная наполовину, уже ложь). А если в проповеди 9 тезисов из 10 – правда, то один ложный среди них уже будет выглядеть столь же убедительно и правдиво. Ну и наконец, классический ход: выдерни цитату из контекста (как, например, любят передергивать и текст Евангелия) и вот уже все поставлено с ног на голову.
        Подведем итоги. Лично я всегда уважала дар о. Дмитрия как проповедника. Но мне никогда не нравилось, что он много говорит о политике. В силу своей аполитичности я просто не обращала внимания на «политическую» составляющую его проповедей. До недавнего времени. Но времена меняются. И заставляют ответственнее относиться к действительности. Когда ты знаешь больше, чем то, что «услышал» в храме, и обращаешься к достоверным источникам (а не СМИ и телевизору), тогда ты внимательнее вслушиваешься в информацию и начинаешь «читать между строк». Именно это «между строк» я с недавних пор стала слышать в проповедях уважаемого о. Дмитрия. К сожалению, заказ путинской власти защищать ее и очернять оппозицию был слышен слишком явно. Правда, речь велась без имен и ограничивалась абстрактными темами с подменой понятий. А вот 14 сентября (первую субботу после выборов, заметьте!) мы услышали нечто новое: конкретные имена и маленькая ложь в их адрес. Жаль, что о. Дмитрий не удержался от искушения и пошел по пути безнаказанно клевещущих СМИ.
        Пишу это все и одного только не пойму: почему, будучи прихожанкой православного храма и вернувшись домой после субботней всенощной, я думаю не о духовном росте, «окрыленная проповедью», а занимаюсь расследованием того, правду ли сказал с амвона настоятель? Почему?
        Поразмыслив некоторое время, отвечу самой себе: потому что для моего настоятеля важнее духовного здравия паствы стал сейчас почему-то политический заказ. И очень интересно, верит ли сам о. Дмитрий в то, о чем говорит? А главное, понимает ли, к чему придет в будущем Церковь благодаря такой его пропаганде?.. Лично мне после этого очень обидно за имидж православия. Я всю жизнь защищала свою веру и пыталась переубеждать тех, кто, вооружась стереотипами, нападал на православие. Я объясняла им, что в Церкви все люди разные: есть умные и думающие, есть дремучие. Но само православие – это свобода духа, это глубокий самоанализ, это здравое рассуждение, как учили Святые отцы. Я всегда приводила в пример свой церковный приход, с его разносторонней просветительской деятельностью, театральной студией, молодежными балами… У нас в приходе около 20 священников, очень умных, талантливых, самоотверженных и глубоко верующих людей, которых не заносит в политику. Но, увы, людям вне Церкви эти рядовые батюшки неизвестны, а вот имя Дмитрия Смирнова многие наверняка слыхали, ведь благодаря его дару слова приходят к православию наши современники. Так какое же представление возникнет у этих людей о Церкви после подобной 14 сентября проповеди?

14–15.09.2013
poluchileturol: (Default)
На днях осень встретила нас холодным дыханием, и в оцепенении застыли на день-два люди, деревья, машины, тротуары. Так бывает: после длительного забега – пауза, возвращение в себя, отдых. Последний месяц – что это было? Ветер перемен, который собрал опавшие листья и одним вихрем взметнул так, что засыпало весь город? И каждый, возможно, прежде жил и думал, что он один, но в вихре нас оказалось много, и нужно-то было всего лишь подняться и смело отдаться порыву, а дальше ветер нес нас, удесятерив наши силы, потому что теперь говорило само Время.

***
Я помню тот момент, когда я услышала призыв Времени. Периодически навещая маму в больнице в середине лета, я гуляла с ней в парке и она провожала меня до метро (больница находится в районе Сокольников). Мы шли по широкой аллее от парка, и какая-то интеллигентная доброжелательная девушка протянула нам газету. Мы автоматически взяли ее, продолжая свой разговор, и шагали дальше, и нам встретились еще пара молодых ребят с газетами, и я удивилась их такту, открытости и какой-то подкупающей бесхитростности. У самого входа в метро стоял куб с программой Алексея Навального, и молодые ребята беседовали с заинтересовавшимися прохожими. Я уже давно знала о Навальном. И болела за него. Но его волонтеров я увидала впервые.
        Это произошло мгновенно. Помните рассказы о первых христианских мучениках? Когда простые очевидцы и даже мучители, видя пример стойкости и веры христиан, сами принимали веру во Христа. Например, стражник Аглай, который не спал в ту ночь, когда сорок Севастийских мучеников замерзали обнаженные в озере? Один из мучеников не выдержал и выбежал на берег. И Аглай увидел в небе необыкновенный свет и 39 спускающихся венцов. Он разбудил других стражников, сбросил одежду и побежал в озеро, закричав: «И я христианин».
        Мне хватило один раз увидеть волонтеров Навального, чтобы сердце сказало: «И я с ними!»

***
Для многих предвыборное противостояние Собянина и Навального выразилось в формуле «стабильность или перемены». Для меня – в формуле «ложь или правда». Сколько было контраргументов, что систему просто так не изменить, что прежде чем идти к власти, нужно разработать в деталях альтернативную крепкую хозяйственную программу, что наконец, вообще невозможна система власти без воровства (и это сказал мне верующий человек!)… Такое ощущение, будто Евангелие никто не читал, будто фраза «нельзя служить двум господам, но либо Богу, либо мамоне» давно забыта. Да нет же, ее никто не отменял! И главный вопрос предвыборной кампании лежал именно в этой плоскости. Выбирая Навального, я голосовала за правду. Потому что отец лжи известно кто. Неужели это не было очевидно тем же людям в храме?
        Успех Навального на выборах лишь подтвердил: система, которая строится на мотивации денег или страха (а такова нынешняя система, которую олицетворял на выборах Собянин), не выдерживает конкуренции. «Победа» Собянина натянута за счет подкупа, обмана или прямого насилия.

***
«Система»… Нас пытались привести в отчаяние, что переть против системы бессмысленно. Мы вешали агитационные наклейки, а дворники или менты (винтики системы) их срывали. Мы раскладывали газеты по почтовым ящикам, а ДЭЗы именно в это время проводили в домах ремонт, меняли почтовые ящики и задерживали выдачу новых ключей. Мы призывали людей идти на выборы, а нам отвечали, что там все равно все сфальсифицируют. Но система, как ни крути, это люди. В моем подъезде наклейку не сорвали (или дворников у нас теперь нет?). В моей участковой избирательной комиссии, куда я пошла наблюдателем, оказались в большинстве своем адекватные порядочные товарищи, поэтому результат (округляю грубо: 32% Навальный и 47% Собянин) в общем-то адекватный. Неадекватным он вышел на тех участках, где в составе комиссий оказались бандиты или подлецы, и на тех участках, где не присутствовали наблюдатели. Я знала, что 8 сентября будет удивительный день, исход которого определится не только «волеизъявлением избирателей», но и конкретным раскладом сил (честных и нечестных) в составе каждой комиссии. Поэтому несмотря на свою неопытность, неумение ругаться и бомбить жалобами, я все-таки решилась идти наблюдателем. Да, я наивно шла защищать правду голыми руками. Но я хотела увидеть лично, каков будет расклад на моем участке (а не слушать в СМИ ложные результаты) и я хотела познакомиться с «системой» изнутри. И что же я увидела? В первую очередь живых людей.

***
Что ни говори, пропаганда великая вещь. Если источник информации лишь один, да еще и недостоверный, внушить можно любую чушь. А еще один рычажок – страх. У страха, как известно, глаза велики. И надо обладать способностью самостоятельно мыслить (или по меньшей мере иметь здравый смысл), чтобы адекватно оценивать ситуацию даже в состоянии страха. Людей с такими способностями, оказывается, не много. Этим и пользуется система.
        Накануне выборов я отправилась знакомиться с комиссией. Списков избирателей на месте голосования почему-то не оказалось (что уже вызывало подозрение), председатель сказал, что они в помещении УИК. В моем случае место голосования не совпадало с адресом «помещения» УИК, и я отправилась туда. В комнате находилась приветливая тетушка лет около 50, на мои слова, что председатель отправил меня ознакомиться с книгами, она любезно достала их из сейфа. Мы мило беседовали, я листала книги, проверяя сквозную нумерацию. На мой вопрос, почему ни на книгах не указано их общее количество, ни на каждой странице не указан номер книги (что было нарушением), тетушка затруднилась дать ответ, признавшись, что она в комиссии первый раз. Но вот придет ее сменщица, дама более опытная, и она ответит.
        Я продолжала смотреть книги, вежливо поддерживая разговор, и как-то нечаянно возник вопрос, как я попала в комиссию. «Разве вы не по месту работы»? – удивленно спросила тетушка (сама она – медицинский работник того самого научного медцентра, в здании которого находится наш УИК). «Нет», – ответила я. «А документы у вас есть?» – спросила тетушка уже более тревожным голосом. Вспомнив, как только что председатель и секретарь комиссии с вежливой, но скрытой агрессией встретили меня, узнав, что я от кандидата Навального, я решила не травмировать лишний раз тетеньку и достала ей не уведомление, где крупно значилось «НАВАЛЬНЫЙ», а скромное заявление с моими данными. Тетушка стала читать его, но когда дошла до «шапки» и в ней до слова «Навальному», голос ее буквально упал. Наступила долгая тяжелая пауза. Нормальная адекватная дама, которая только что живо беседовала со мной, стояла теперь в ступоре, а ее внутреннее напряжение чуть ли не физически давило на меня. Я спокойно продолжала изучать списки избирателей. Я знала, что таким вот ничего не знающим тетушкам, которых «система» набирает в избирательные комиссии, перед выборами внушали долго и упорно, что наблюдатели от Навального – провокаторы и агенты госдепа. И они наивно верили в эту чушь. Но одно дело знать, а другое – ощутить на себе страх другого человека.
        Первой паузу прервала я. «Я очень похожа на провокатора и шпиона, да?» – спросила я с улыбкой, взывая к здравому смыслу тетушки. Но страх, помноженный на незнание, делал свое дело. Все ее дальнейшее поведение было уже не столь адекватным. Она начала говорить какие-то гадости против Навального и его волонтеров. Потом (видя, что я не собираюсь вступать в споры) как-то сникла, но вот книги уже мне смотреть свободно не давала. Она держала их сама и дрожащей рукой перелистывала. Будто я сейчас съем книгу или порву ее. Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
        Пришедшая на смену этой тетушке «опытная» дама (где-то за 50) также не смогла дать мне четкий ответ, почему книги не пронумерованы правильно. На вопрос, где реестр надомного голосования, она беззаботно ответила, что его нет – ТИК (или Собес) еще не подготовил! (Фактически, это было чистосердечное признание, что надомное голосование будет полной фальсификацией.) На мой вопрос, сколько получено бюллетеней от ТИК, она ответила 1300, тогда как я знала, что 2300. Больше вопросов я задавать не стала. Было очевидно, что такая «опытная» тетенька юридически неграмотна и привыкла исполнять все, что велит председатель. 8 сентября, в день выборов, я внимательно наблюдала за членами своей УИК. Из 10 человек эти две дамы вели себя жутко напряженно, будто заговорщики, аккуратно прятали бюллетени под папку и что-то тайком в сумку, а вечером после подсчета голосов по кандидатам одна из них упорно порывалась «пересчитать» стопку бюллетеней за Навального, так что даже остальные члены комиссии одергивали ее, а мне так и хотелось крикнуть: «Руки прочь от Навального!» Ни от кого из членов комиссии не исходило агрессии в адрес Навального – только от этих двух тетушек – жертв провластной пропаганды. И я вполне допускаю, что мелкая фальсификация (которая была на нашем УИКе и об этом рассказ дальше) делалась их руками. Но только руками. Потому что головы у них нет. Головой был председатель и еще один очень интересный член комиссии. (Продолжение следует.)

11/13.09.2013
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:39 am
Powered by Dreamwidth Studios